Обыкновенный садизм: почему Дума 7 лет не может принять закон о живодерах – The Insider

Обыкновенный садизм: почему Дума 7 лет не может принять закон о живодерах

Зоозащитники Юрий Корецких и Вера Павлова с 7 ноября проводят голодовку у здания Госдумы, требуя принять закон «Об ответственном обращении с животными». Они говорят, что пока этот закон не примут, убийцы и садисты будут чувствовать полную безнаказанность и продолжат убивать животных. Документ находится на рассмотрении в Госдуме с 2010 года, но готовый текст никак не может попасть на второе чтение. The Insider выяснил, что вынудило активистов пойти на крайние меры, почему в России жалеют садистов и какова вероятность превращения живодера в серийного убийцу.

Девятый день у стен Госдумы продолжается голодовка активистов «Альянса защитников животных» Юрия Корецких и Веры Павловой. Они не принимают пищу и ночуют у стен парламента, укутавшись в спальные мешки. С начала акции Юрий похудел уже на семь килограммов, состояние обоих голодающих стремительно ухудшается. Как написал Корецких на своей странице «ВКонтакте», Вера Павлова находится в критическом состоянии.

И все же зоозащитники не собираются уходить от здания парламента, пока депутаты не назначат дату второго чтения законопроекта «Об ответственном обращении с животными». В первом чтении его приняли еще в марте 2011-го, с тех пор прошло почти семь лет, но депутаты так и не дошли до решающего голосования. Проигнорировали они и слова Владимира Путина, который в ноябре 2016 года, открывая год экологии в России, призвал жестоко наказывать за издевательство над животными.

Активисты находятся на грани отчаяния: по их мнению, если даже в год экологии не удастся преодолеть сопротивление законодателей, потом они точно задвинут закон о животных в долгий ящик. По мнению Юрия Корецких, сейчас у активистов фактически остался последний шанс: «Всю весну над законом активно работали в комитете экологии. Нам тогда еще обещали, что весной он будет обязательно принят. И даже была назначена дата второго чтения — 14 июля. Но за день до второго чтения по просьбе правительства рассмотрение перенесли на осеннюю сессию. И тогда началась первая волна наших протестов».

Сейчас в России нет ни одного закона, который бы регулировал обращение с животными. Их касается только одна статья в гражданском кодексе, которая говорит, что зверь — это имущество хозяина и приравнивается к вещи. Также они упоминаются в уголовном кодексе — в статье 245 УК «О жестоком обращении с животными», но, по мнению экспертов и зоозащитников, она не работает. 

За эпизоды в отношении людей живодерки получили реальные сроки, за убийства животных им назначили только обязательные работы — 150 часов каждой.

О необходимости срочно менять ситуацию заговорили после нескольких громких случаев, когда садисты особенно жестоко обращались с животными. В августе этого года суд Хабаровска вынес приговор серийным живодеркам Алине Орловой и Алене Савченко. На протяжении нескольких месяцев они забирали из приютов и передержки животных, а потом жестоко расправлялись с ними. Они потрошили котов, выкалывали собакам глаза, а видео издевательств выкладывали в интернет. Через некоторое время котят и щенков им стало мало, и они перешли на людей. Вместе с третьим соучастником Виктором Смышляевым они снимали на видео издевательства над жителем Хабаровска — его измазали краской и заставляли на камеру признаться в нетрадиционной сексуальной ориентации. В итоге они забрали у него деньги и отпустили. За этот и другие эпизоды в отношении людей живодерки получили реальные сроки (по 3 года лишения свободы), за убийства животных им назначили только обязательные работы — 150 часов каждой.

Щенку Эмме искали хозяев. Орлова и Савченко выбивали ему глаза и стреляли в животное из пневматики.

История в Хабаровске произошла больше года назад, но в некоторых группах в соцсетях хабаровчанки стали кумирами: поклонники публикуют фото их зверств и восхищаются их поступками. В соцсети «ВКонтакте» появились группы, где садисты обмениваются видео и снимками, на которых они расправляются с животными. За последний год новости об этом появляются в СМИ почти каждый день: в Перми 17-летняя девушка сняла, как засовывает котенка в пакет и бросает его в воду; в Иркутске дети сожгли котенка; в Наро-Фоминске повесили собаку хаски в присутствии детей. По всем этим фактам полиция отказывает в возбуждении уголовного дела, говорят зоозащитники.

В 2016 году только 82 человека были привлечены к ответственности за жестокое обращение с животными и лишь один из них получил реальный срок. 8 ноября депутаты Олег Шеин и Елена Драпеко внесли в Думу поправки, ужесточающие эту статью УК — они предлагают сажать садистов в тюрьму на срок до 5 лет. По словам Шеина, за последние десять лет суды в основном приговаривали их к общественным работам: «Зоозащитники совершенно правы, что обращают внимание на проблему, — сказал The Insider Олег Шеин. — Это неправильно, что человек, убивающий животных, потом ходит, подметает или получает условное наказание, за последние годы из тысяч случаев только в 25 эпизодах живодеры сели в тюрьму».

От животных к человеку

Еще в середине прошлого века психиатры и криминалисты начали исследовать связь между насилием над животными и последующими жестокими преступлениями в отношении людей.  В США Роберт К. Ресслер, разработчик биографических профилей серийных убийц и маньяков для ФБР писал: «Убийцы… зачастую начинали с того, что в детстве мучили и убивали животных». В своих исследованиях он приводит примеры и называет средний срок, когда садисту становится мало котов и собак и он переходит на себе подобных — 2–3 года. Подавляющее большинство убийц в детстве живут в неблагополучных семьях и подвергаются насилию. По мнению экспертов, именно это заставляет их искать в жизни ситуации, в которых они могли бы почувствовать свою значимость на фоне более слабых.

 

 

Убийцы… зачастую начинали с того, что в детстве мучили и убивали животных

«Даже созерцание, а тем более применение жестокости в отношении любого живого существа дает «острые ощущения» преодоления табу, риска, по типу таковых у азартного игрока. Даже будучи изначально неприятными, они, в свою очередь, неизбежно вызывают выброс эндорфинов, которые усиливают связи между нервными структурами, несущими программу насилия», — пишет в своем докладе судебный психиатр Федерального МИЦПН им. Сербского Виктор Ханыков. Причем более доступные и менее «рисковые» мучения животных, при их осуществлении, быстро «приедаются» мозгу и он «требует» повышения степени преодоления социальных барьеров и риска. Соответственно — перехода на людей.

Преступник, особенно серийный убийца, проявляет жестокость к «братьям меньшим» и затем, получая определенный преступный навык, переходит на людей, пишет в своем исследовании специалист по криминалистике МГУ Евгения Крюкова. «Причем при совершении преступлений в отношении животных человек может экспериментировать, выбирая подходящий ему способ его совершения, как бы «тренируясь на кошках», — подчеркивает эксперт.

Американцы Даниэль Хэллман и Натан Блэкман — психиатры Центра психического здоровья Малколма Блисса в Сент-Луисе — выяснили, что 75% из тех, кто обвинялся в преступлениях, связанных с насилием над личностью, в детстве издевались над животными. По другим данным, свыше 85% подростков, совершивших тяжкие преступления против личности, ранее обращали на себя внимание жестокостью по отношению к животным. Профессор лондонского «Института здоровья детей» Д. Скьюз утверждает, что «каждый третий педофил в детстве жестоко обращался с животными».

Как рассказал The Insider доктор психологических наук, заведующий лабораторией Московского областного центра судебной психиатрии Виктор Гульдан, в СССР были проведены исследования 500 осужденных по убийствам с особой жестокостью, их данные отличаются от американских. Среди убийц были и психически здоровые лица, и психопатические личности — люди с аномалиями характера, исключающими их вменяемость.

В США с января 2016 года жестокое обращение с животными стали относить к тяжким преступлениям класса «А»

«У 4% убийц из первой группы и 9% второй группы в анамнезе были данные о жестоком обращении с животными в детстве и подростковом возрасте.  С детьми проявляли жестокость 6% и 15% осужденных, с престарелыми и инвалидами — 2% и 6%, с женщинами — 16% и 32%», — отмечает Гульдан. Причем, по словам эксперта, в биографии этих лиц имелись достоверные данные об издевательствах. В отличие от России, в США с января 2016 года жестокое обращение с животными стали относить к тяжким преступлениям класса «А». К этой же категории относят, в частности, убийства и поджоги. Однако Гульдан сомневается, что строгость закона способна свести на нет жестокость по отношению к животным. «Она начинает проявляться в детском и подростковом возрасте, и в эти годы никакой ориентации на закон и законодательство нет. Чтобы остановить насилие, надо делать больший упор на пропагандистскую воспитательную работу, а не на ужесточение наказания», — считает психиатр. Эксперты сходятся в одном — эта тема выходит далеко за рамки «гуманного отношения к животным». «Признаем, только человеку свойственна жестокость — получение удовольствия от страданий других,» —  пишет в своем докладе Виктор Ханыков.

Против цирков и «концлагерей для собак»

Голодающие активисты подчеркивают важность принятия отдельного закона: он впервые регулирует взаимоотношения одновременно с домашними, бездомными, дикими животными в неволе и с притравочными станциями. Как рассказал Юрий Корецких, в документ не вошли только сельскохозяйственные и лабораторные животные, которых используют для опытов:

аконопроект не запрещает цирк полностью, но вводит лицензирование, которое налагает серьезные требования на циркачей, это шаг вперед, но не финальный». Зато закон полностью запрещает контактные зоопарки, в которых погибают десятки животных — их роняют, на них наступают.

Помимо этого, в законе четко прописываются правила работы приютов для бездомных кошек и собак — владельцам будет запрещено усыплять животных. Сейчас в России практикуется так называемый безвозвратный отлов, в рамках которого происходит массовое уничтожение зверей. Зооактивисты регулярно обнаруживают такие «концлагеря для собак» и массовые захоронения животных  в разных регионах России. Самый громкий случай произошел в апреле 2016 года в сети «БАНО Эко» — волонтеры обнаружили в разных приютах несколько сотен полумертвых собак и кошек, а также трупы уже убитых зверей. Согласно сайту госзакупок, с 2011 по 2016 год организация «Эко» получила 64 государственных контракта почти на миллиард рублей. Основными заказчиками были дирекции жилищно-коммунального хозяйства и благоустройства столичных округов Москвы. Против директора «Эко» Веры Петросьян ранее были возбуждены дела о мошенничестве, но не за жестокое обращение с животными. Как говорят зоозащитники, животных содержат в городских приютах по выигранным тендерам только на 182 дня, после истечения этого срока дальнейшая их судьба известна.

Если закон все же примут, зоозащитники смогут контролировать все без исключения заведения, которые занимаются передержкой животных —  в документе прописана эта норма, рассказал Юрий Корецких: «Любой желающий в принципе может стать общественным контролером и ходить в приюты, проверять, что там и как. Их владельцам больше не удастся скрыть факты жестокости. Сейчас даже у нас, зоозащитников, связаны руки. Такая норма закона спасет жизни сотен тысяч или даже миллионов бездомных животных в год».

Одна из причин остановки процесса принятия закона — “ярое лобби” представителей охотничьего сообщества.

Летом этого года, после очередной отсрочки голосования по закону об ответственном обращении с животными, международный благотворительный фонд помощи бездомным животным «Дарящие надежду» написал открытое письмо Владимиру Путину, в котором призвал его вмешаться и поддержать подготовленный законопроект. Письмо подписали известные артисты, музыканты, врачи, спортсмены — в том числе российский актер, председатель попечительского совета фонда «Дарящие надежду» Леонид Ярмольник и народная артистка России Елена Яковлева. По мнению авторов письма, «одна из причин остановки процесса принятия закона — “ярое лобби” представителей охотничьего сообщества, желающих продолжать кровавый бизнес на притравочных станциях». Они также предположили, что «возможно, есть и другие, не менее ужасные причины».

Голодающие у Госдумы зооактивисты вчера обратились за поддержкой к своим сторонникам: «Очень важно сейчас постараться сделать так, чтобы на Совете Думы 21 ноября второе чтение нашего законопроекта было включено в повестку на осеннюю сессию. Для этого мы просим каждого из вас написать обращение Вячеславу Володину, рассказать про нашу голодовку, про всю страну, которая ждет закон».

Добавить комментарий